Асосӣ: Сиёсати хориҷӣ
+++



Меҳмонҳо

mod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_countermod_vvisit_counter
mod_vvisit_counterИмрӯз703
mod_vvisit_counterДирӯз1002
mod_vvisit_counterДар ин ҳафта703
mod_vvisit_counterДар ин моҳ27002
mod_vvisit_counterҲамарӯза757590
Visitors Counter 1.5
Июни
26
Душанбе
BuaXua Calendar

Омор

Маводҳои аз назар гузаронидашуда : 1249829

МАРКАЗИ ТАДҚИҚОТИ СТРАТЕГИИ НАЗДИ ПРЕЗИДЕНТИ ҶУМҲУРИИ ТОҶИКИСТОН

CТРАТЕГИЯИ МО ТАЪМИНИ АМНИЯТИ МИЛЛӢ, СУЛҲУ СУБОТ, МУТТАҲИДИИ МИЛЛАТ, РУШДУ ИНКИШОФИ АНЪАНАВУ СУННАТҲОИ НЕК ВА ФАРҲАНГИ МИЛЛӢ, ПЕШРАФТИ ИҚТИСОДИИ ТОҶИКИСТОН ВА БО ҲАМИН РОҲ БАЛАНД БАРДОШТАНИ САТҲИ ЗИНДАГИИ МАРДУМ АСТ.

ЭМОМАЛӢ РАҲМОН

Ulti Clocks content
Сиёсати беруна
С.САФАРОВ: РАХМОН НЕПРОСТОЙ ПРЕЗИДЕНТ, КОТОРЫЙ МЕНЯЕТСЯ ЧЕРЕЗ 5 ЛЕТ

Пайрав Чоршанбиев

В таджикско – российских взаимоотношениях остаются некоторые моменты, которые неблагоприятно влияют на дальнейшее укрепление стратегического партнерства между двумя странами, заявил заместитель директора Центра стратегических исследований при президенте Таджикистана Сайфулло Сафаров.

К таким моментам он причислил заявления вице-премьера России Дмитрия Рогозина, главы Роспотребнадзора Геннадия Онищенко, вице-спикера Госдумы Владимира Жириновского, а также главы Центра политических исследований Института экономики РАН Бориса Шумелева.

«Конечно, такие заявления нас задевают, и мы не можем молчать», - сказал С. Сафаров в ходе проходившего в среду, 15 мая в Душанбе круглого стола «Роль Таджикистана в евразийском развитии».

Особенно оскорбили замдиректора ЦСИ слова Б. Шумелева, который считает, что «Таджикистан – это типичное несостоявшееся государство, раздираемое межклановыми противоречиями». Однако больше всего задели С. Сафарова слова В. Жириновского, сказанные последним в эфире российского телеканале «Россия-1» по отношению к президенту Таджикистана Эмомали Рахмону.

Подробнее...
 
ВОКРУГ ТАДЖИКИСТАНА СОБИРАЕТСЯ ГЕОПОЛИТИЧЕСКОЕ НАПРЯЖЕНИЕ - ЭКСПЕРТ

CA-NEWS (TJ) - Вокруг Таджикистана собирается геополитическое напряжение, которое негативно отражается на таджикско-российских отношениях, заявил заместитель директора Центра стратегических исследований при президенте республики Сайфулло Сафаров.

«Вокруг Таджикистана собирается геополитическое напряжение, которое неприятно отражается на наших отношениях», - сказал он, выступая на круглом столе «Роль Таджикистана в евразийском развитии» в Душанбе в среду.

Он напомнил, что в последний месяц в информационное пространство России были сделаны несколько вбросов, которые являются не более чем «уткой».

Сафаров подчеркнул, что российские политики, оскорбляя руководство Таджикистана, оскорбляют весь народ республики, для которого президент страны «символом нации». Он считает, что в Таджикистане нормально реагируют на критику руководства страны, однако эта критика не должна быть эмоциональной и оскорбляющей.

«Вопреки всем этим негативным тенденциям с геополитической точки зрения Россию невозможно представить без Таджикистана, также как и Таджикистан без России», - сказал эксперт.

По его мнению, в последние годы свои позиции усиливают свое влияние в регионе новые геополитические игроки. Он считает, что наряду с существующими геополитическими ориентирами в регионе - России, Китая, США и Евросоюза - в борьбу вступают страны арабского мира и Южной Азии.

«Евразийское пространство представляет собой «слоеный пирог», имеющего свои сложности», - сказал Сафаров, отметив, что во главу угла должны стоять вопросы безопасности.

Он добавил, что существующие свои сложности в регионе «дает дестабилизирующим силам нарушить дальнейшее евразийское развитие».

В свою очередь, заместитель директора Агентства по контролю за наркотиками при президенте Таджикистана Бунавша Одинаева отметила, что вопросы обеспечения безопасности должны быть в приоритете, с учетом протяженности таджикско-афганской границы. По ее словам, в настоящее время на стадии реализации находится соглашение, которое было подписано антинаркотическими ведомствами в октябре прошлого года.

Подробнее...
 
АРИЙЦЫ ИЛИ ТЮРКИ? БОРЬБА ЗА ПРЕДКОВ В ЦЕНТРАЛЬНОЙ АЗИИ

Политическая концептология № 4, 2009 г.

Национальный и региональный контекст

В.А. Шнирельман

Институт антропологии и этнографии РАН

Советское учение об этногенезе, говорящее о сложном формировании народов, позволяло включать в число их древних предков самые разные группы населения. Это открывает интеллектуалам тюркского происхождения возможность приобщиться к «арийскому наследию» ираноязычных кочевников раннего железного века. Однако за этим стоят разные мотивации, что ведет к разному пониманию сути «арийства».

Для туркмен, казахов и узбеков обретение арийского прошлого означает, прежде всего, утверждение своего статуса как «коренного народа» и, следовательно, легитимизирует их право на строительство своего государства на территории, представляющейся «древней прародиной». Кроме того, «арийское родство» предоставляет тюркским народам почетное место в древней истории и уравнивает их с европейцами, помогая освободиться от комплекса ущербности. В частности, это открывает возможность приобщения через арийцев к славе древних цивилизаций. Ценным представляется и воинственный дух арийцев, прививающий людям чувство патриотизма и готовность защищать родину от внешних врагов. Большое значение придается и высоким моральным идеалам арийцев, их «духовной чистоте». Наконец, новые государства Центральной Азии нуждались в образе единых древних предков для консолидации нации и преодоления трайбализма и регионализма, бросающих ей серьезный вызов2. В таком контексте «арийцы» получают высокий авторитет как успешные создатели государственности, и в этом их потомкам предлагается на них равняться.

Однако у туркменских, казахских и узбекских авторов, а также политических лидеров нет единства в трактовке образа древних местных кочевников в качестве своих отдаленных предков. Некоторые, следуя советской ортодоксии, пишут о сложном процессе смешения изначально ираноязычных племен с пришлыми тюрками, и в этом контексте «арийцы» рассматриваются в одном ряду с другими предками. Другие утверждают, что еще в глубокой древности среди местных племен были как ирано, так и тюркоязычные. Третьи превозносят «арийство» своих предков и изображают тюрков кровожадными захватчиками. Четвертые, признавая «арийство» предков, приписывают им изначальное тюркоязычие. Пятые доказывают, что тюркоязычные группы жили в Средней Азии еще в бронзовом веке, а ираноязычные кочевники пришли позднее. Кроме того, у отдельных авторов наблюдается сдвиг от концепции «смешения» к представлению о лингвистической или соматической «чистоте» предков и прямой преемственности между ними и их современными потомками. Этот сдвиг совпадает с эпохой становления местных постсоветских государств.

Иногда новый взгляд на предков представляется борьбой с «европоцентризмом» и «колониальными взглядами» на древнюю историю местных народов3. При этом в работе ряда местных тюркских авторов «европоцентризм» ассоциируется с «паниранизмом»4. Но, если в советские годы пантюркизм представлялся «восстанием против колониализма»5, то сегодня к нему обращаются в поисках защиты от глобализации, угрожающей идентичности и самобытности.

Подробнее...
 
ТАДЖИКИСТАН И МЕЖДУНАРОДНЫЕ ИСЛАМСКИЕ ОРГАНИЗАЦИИ: ПРОБЛЕМЫ И ПЕРСПЕКТИВЫ СОТРУДНИЧЕСТВА

В настоящее время сотрудничество  с международными исламскими организациями является одним из приоритетных направлений во внешней политике РТ.

Динамику  межгосударственных отношений РТ с мусульманским миром, в том числе и международными исламскими организациями можно разделить на три этапа:

Первый этап. Этот этап охватывает период с  9 сентября 1991 года, когда основы внешней политики суверенного Таджикистана были заложены в Заявлении о государственной независимости Республики Таджикистан. Он продолжался до 1992 года, когда «некоторые иностранные представительства, открывшиеся было бы в Душанбе, стали сокращать численность своего аппарата, а то и вовсе прекращать свою деятельность и покидать страну»[1] по причине надвигающейся гражданской войны в РТ.

Внешняя политика РТ на данном этапе ограничивается установлением взаимоотношений с некоторыми исламскими организациями.

Сотрудничество РТ в рамках данных организаций, в том числе и ОИК в основном базируется на принципе исламского братства и культурно-исторического единства. В этот период в силу усиления национально-исламских настроений в таджикском обществе действующее правительство РТ для своей легитимации в глазах мусульманской общины Таджикистана и мусульманских стран усилила исламский вектор своей внешней политики. Это было своего рода попыткой порвать со своим атеистическим прошлым и формирования системы международных отношений на иных, в том числе прагматичных принципах с использованием исламского фактора. На наш взгляд, именно на данном этапе впервые в истории таджикской дипломатии исламский фактор оказывает влияние на формирование внешней политики РТ.

Второй этап. Этот этап характеризуется началом гражданской войны в РТ (1992) и подписанием Общего соглашения об установлении мира и национального согласия в Таджикистане  ( 27 июня 1997 г.).

Одной из особенностей взаимоотношения РТ с международными исламскими организациями в данный  период состояла в том, что ещё не были определены национальные интересы молодого таджикского государства в прагматическом русле. Международные отношения РТ с мусульманским миром формировался в основном на принципах «исламское братство», «общность  истории и наследия» и т.д.

Данный этап сотрудничества РТ с мусульманскими странами отличается также тем, что некоторые международные исламские организации сыграли важную роль в урегулировании межтаджикского конфликта. Например, из 9 раундов мирных переговоров 5 были проведены в  странах-членах ОИК  ( Тегеран, Исламабад, Алматы, Ашгабад, Бишкек)[2].

Третий этап.  На этом этапе, начиная с 1997 года по настоящее время РТ как полноправный субъект международных отношений и светское государство, формирует и развивает свои взаимоотношения с мировым сообществом в условиях  внутренней стабильности.  Особенностью данного этапа является то, что сотрудничество РТ с международными исламскими организациями приобретает прагматичный характер и реализуется в рамках национально- государственных интересов страны.

Следует отметить, что сегодня в мире функционируют более 224 межправительственных и 12 961 неправительственных, в том числе легальных и нелегальных международных и региональных организаций. Они различаются по своей структуре, целям, уровню представительства, сферам и формам деятельности.

Подробнее...
 
<< Якум < Пешина 1 2 3 4 5 6 Давом > Охирин >>

Саҳифаи 1 аз 6